Alex Vinokur (alex_vinokur) wrote,
Alex Vinokur
alex_vinokur

Матка Боска над брамой (Львовский цикл)

                        ***
Запорошено давнее детство...
Мать встречает, позвав, у крыльца.
Мне, вспотевшему, надо раздеться,
Свой рассказ начинать без конца.

Отдыхал я. Так сладостно в доме
После долгого летнего дня.
И, тогда ещё, все были в сборе,
И все вместе любили меня.

Только радости знавший в то время,
Но не знавший, что это - они,
Горевал, в справедливость не веря,
Но надеясь на лучшие дни.

Обод солнца за деревом дальним.
День хорош - значит, жизнь хороша.
Я к кому-то припал, засыпая,
Всё, что было, во сне вороша.

1967





                      ***
Жгут листья. Дым костров рассеян,
Но неба цвет не изменён.
Жду исполнителя Орфея
Из тех, мифических времён.

Желаю вновь и без возврата
То состоянье естества,
В котором песнь мою когда-то
Мне птица Б-жья принесла.

1968







                       ***
Парк Костюшко

Старинный парк... Я помню летний вечер.
Сюда, приняв удачу за успех,
Я приходил с тобой. И был отмечен
Единственной из стоящих утех.

Что говорил, не помню. Не расскажешь,
Чем полон был в непонятый момент.
Его страницы в памяти расставишь,
Бесценный мой архивный документ.

Не надо хлеба. Губы чуть устали
Любить, ласкать, любить и целовать.
Не знаем сколько нам еще осталось.
Осталось мало. Но зачем нам знать?

1969






                           ***
Падает дождь на простуженный город.
Рано стемнело. Зажгли фонари.
Башни костёлов, как поднятый ворот,
Поднятый до наступленья зари.

В комнате нашей тепло и уютно.
Только слезинки дождя
Катятся, катятся, катятся, будто
Жить и не плакать - нельзя.

1975





                ***
Над городом повисли облака,
Как будто чья-то властная рука
Их держит здесь и не дает уплыть
В другое небо, где вольготней жить.

В другое небо, где простор широк,
Где облака, как дети на песок
Слетаются и тают в вышине,
Чтобы дождём пролиться по весне.

1975





                     ***
Ивану Фёдорову памятник
На фоне клёнов в октябре.
Мир совершенен, словно праведник...
Но фотографии не верь.

Запечатлённый так талантливо,
Фрагмент из книги бытия -
Лишь лист гербария галантного.
Он сух, себя в себе тая.

И, соразмеренный с реальностью,
Приняв иное как своё,
Он в поединке с моментальностью
Канонизирует её.

...Как передать тот миг единственный,
Обычный миг, среди других,
С его гармонией таинственной
И ядом газов выхлопных?

Но недосказан и невысказан,
С тобой пока ты без него -
Он контактирует, но пристально
Не приближает никого.

2005





                       ***
Судьба - произведение искусства.
Но экономна внешняя канва.
И только след оттаявшего чувства
Приобретает вечности права.

Когда обет твой давний не исполнен,
А мир вокруг - всесильный бутафор,
Зайди во Львов, вернись к себе и вспомни
Две даты. И Аксинина офорт.

2008






                   ***
Я потом прочитал у Хименеса -
Он к Испании днём подъезжал...
Много в жизни уйдёт и изменится.
Этот миг - не забыл, задержал.

Я домой возвращаюсь. Каникулы.
Лето. Солнце с дождём пополам.
Чай попили - и к окнам приникнули,
Поезд мчит по знакомым местам.

Одиночные низкие здания.
Перелески, и снова поля.
Мир красив, как узоры вязания,
Словно тот, кто вязал, это я.

Вслед за быстро мельнувшими сёлами
Поселений густые ряды.
Непременные церкви с костёлами,
Палисадники, где-то сады.

А потом - нет, не город, а пригород.
Здесь брусчатка, здесь праздник камней.
Всё знакомо. И сердце так прыгает,
Так банально, сильней и сильней.

Вот и Львов. Поезд едет по городу,
И трамвай, наш двоюродный брат,
Нам сигналит, приветствует с гордостью.
Ну, а я принимаю парад.

Предвкушаю. На глаженой скатерти,
Наконец, поглощаю меню.
...Я стою перед дверью незапертой.
Вот сейчас постучу, позвоню.

2009





                            ***
"Паныч пришли" - молочница в прихожей
Встречала полусонного меня.
Я прятался за бабушкой. Похоже,
Начало бегового трудодня.

.. А дальше путь подъёмов и падений.
Пусть иногда звучал победы клич,
Не пан, конечно. Инок без владений.
Но всё-таки - смешно сказать - паныч.

2009


                            ***
На том же поле молочайном
Спокойней краски, тише гладь.
Пред искушением случайным
Уже нетрудно устоять.

Души прекрасные порывы
Другим делам посвящены,
Табу и их альтернативы
Навек взаимно прощены.

Под небесами голубыми
Костёр заброшенный горит,
Над нами тает струйка дыма
И солнце светит и блестит.

2010





                       ***
Дождь за окном. Мне четырнадцать лет.
Школа. Вечерняя смена.
Тусклый, тоскливый, мигающий свет
С молнией попеременно.

Здание австро-венгерских времён,
До потолка, как до неба.
Холодно. Я безнадежно влюблён.
Очередь. Это за хлебом.

День бесконечен, и дни без конца,
И никакого просвета.
Хочется скрыть выраженье лица.
...Многое было. И это.

2011







                    ***
Брожу по городу продрогшему,
Ломая выбранный маршрут.
Воспоминания подросшие
Теперь уже не подведут.

Когда-то, в молодости-юности,
Послушный правилам игры,
Я обходил и эти улицы,
И близлежащие дворы.

Потом, случалось, и обласканный,
Другими тропами ходил.
Искал обещанное сказками,
Себя терял, и находил.

Науку самоотречения
Постиг в начале всех начал.
Плыл, как обычно, по течению,
Мечтая выйти на причал.

И вот, вернувшийся из прошлого,
Как кем-то брошенный пятак,
Кружу, блуждаю, гость непрошенный,
Без ясной цели. Просто так.

2011







                        ***
В глубинных недрах топонимики,
В краю названий и имён
Порой окатывает лирикой,
Как будто заново влюблён.

Как будто в юность возращаешься,
А там тебя уже не ждут.
Но ты стоишь и не прощаешься...
Октябрь. Вечер. Листья жгут.

За огородами, за городом,
Там, где кончается асфальт,
Взрослели мы, по-детски гордые -
Не просто лес, а Кайзервальд.

А дальше - склоны лет и местности,
Подзамче светится внизу.
И, как исход из неизвестности,
Высокий Замок сквозь слезу...

Картина, может быть и мнимая,
В рефлексах запечатлена.
Неспешно коллекционирую
Мгновений жизни имена.

2011






               ***
Матка Боска над брамой.
Львов. Конечно, дождит.
Распрекрасная дама
По ступенькам бежит.

Вот ко мне вылетает,
Вот целует меня.
Все сомнения тают -
Эфемерна броня.

Где былая граница?
Неосторожен взгляд.
Наши глупые лица
Целый мир веселят.

2011






                        ***
Ничейный двор, где мы бесились,
Футбол гоняли в летний зной.
А во дворе - разбитый "Виллис",
Полузасыпанный землёй.

Неопалимая крапива
Цвела на нём из года в год,
Перебегая торопливо
И на соседский огород.

По вечерам костры палили,
Огонь держали под золой.
Пекли картошку. Говорили.
И рядом пёс. Совсем не злой.

Потом машину раскопали,
Сгребли, свезли в металлолом.
Мы игры новые играли,
Теряясь в теле молодом.

А двор шагреневый сжимался...
Томимый жаждою чудес,
Я, повзрослевший, возвращался,
Искал его. Но он исчез.

2011






                          ***
На фотографиях львовских погромов
Лица соседей и просто знакомых.
Здесь не какой-нибудь уличный сброд,
Это на праздник пришедший народ.

Чувствуешь, как сладострастно возмездье -
Испепелять врассыпную и вместе,
Перерезать уцелевшую нить,
Только не сразу, а повременить.

Жизнь наполняется истинным смыслом,
Смыслом, который не слишком изыскан,
Но возвышает распластанных ниц
До предвкушающе-радостных лиц.

2012






                   ***
Высокий Замок невысок,
Но важно имя.
Уйдут усилия в песок
Без псевдонима.

А настоящее - оно
Звучит привычно.
И потому немудрено,
Что безразлично.

Неважно, что произнесёшь
И что добудешь.
Ведь как себя ты назовёшь,
Таким и будешь.

2012







          Мы спокойно, классически просто идём.
                         Георгий Иванов


                       ***
На Кайзервальде листья жгут.
И дымка сизой поволокой
Витает там, где нас не ждут,
В той жизни - давней и далёкой.

Целебен времени настой.
Но помнишь, избегая мщений,
И запах затхлый и густой
Полуподвальных помещений.

Здесь эстафету передай,
Постой на повороте плавном.
Ты слышишь? Дребезжит трамвай
За церковью Петра и Павла.

Знакомый цокот каблучков
От остановки по брусчатке.
Стоп-кадр на тысячи веков -
Она разглаживает прядки,

Она сегодня влюблена.
И мы пройдёмся парком Стрыйским
Пока танцуют времена
На камне польском и австрийском.

2013





               ***

Не за баром на площади Рынок,
Там, где время стоит на посту,
И не в поле, где вьётся барвинок
И вольготно любому персту,

Направляющему в неизвестность,
За которой химерность близка.
Я не там. Калибрирую резкость
И смотрю из дверного глазка.

2013




             ***

Управление Львовской дороги.
В катакомбах австрийских времён,
В этих стенах - возьми и потрогай -
Опыт жизни олицетворён.

Непреложен, но непроницаем
Для живущих сегодняшним днём.
Что нам опыт? Надежда мерцает,
Мы вольны и друг друга найдём.

Это будет не завтра, но вскоре,
Время есть (а когда его нет?).
Я иду. И звучит в коридоре
Эхо прошлых и будущих лет.

2013




              ***
Фото из львовского гетто.
Пара. Обуты, одеты.
На тротуаре труп.
Б-же, дай им защиту
Здесь, на осколках быта
Непреходящих смут.

Должен ведь кто-нибудь выжить
По повелению свыше.
Да не прервётся нить.
Верить - всё, что осталось,
Если самую малость
Не могу объяснить.

2014







             Тишайший снегопад
                             Александр Межиров


Тишайший снегопад,
Но это не во Львове...
Погода невпопад,
Как оговорка в слове.

От своенравных дней
Себя нигде не спрятать.
Зима не для саней -
Промозгло, тускло, слякоть.

Я, изменив толпе,
Спешу, пути не зная,
Но по своей тропе
Пешком быстрей трамвая.

Ведь скоро торжества
И над моим ковчегом,
И оба Рождества
Под моросящим снегом.

2014





             ***
Костёр перед костёлом
На площади горит.
В камзоле длиннополом
Священник-сибарит.

Он согревает руки
Божественным огнём,
Пока святые духи
Парят над алтарём.

В миру зима, морозно,
Ничуть не благодать.
Спешит. Ещё не поздно
Себя побаловать.

Не доверяет вере,
Когда не знает Сам,
Кому какая мера
И что случится там.

1975 - 2015






              ***
Припоминаю этот матч
В посёлке под названьем Страдтч.
Тогда во Львове
Нам было по шестнадцать лет,
И был прекрасен белый свет
В своей основе.

На стадионе без трибун
Носились, как коней табун,
И "ржали" даже.
Мяч оказался нарасхват.
Не сохранился результат,
Да и не важен.

Когда закончился футбол,
Накрыли самобранкой стол
(Пустые полки?).
Андрей Иванович шутил
И, улыбаясь, нас учил
Всерьёз, надолго.

Потом валялись на лугу.
Потом у тумбы на углу
Собравшись скопом,
Скрепили дружные ряды
Стаканом сельтерской воды
С двойным сиропом.

2015





                 ***

На государственном гербе
Орлы, кресты, звезда, трезубец.
Напоминает о судьбе
История названий улиц.
Нет, не названий, а имён,
Нанизанных над каждой брамой,
Как закатившихся времён
Незаживающие шрамы,
Напоминающие нам,
Что промежуточны итоги
В краю дождей и горьких драм,
Которых было слишком много
2015



Tags: lviv, lvov, Цикл стихотворений, львов, львів
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments