January 16th, 2012

Sea-2014

Борис Слуцкий. "Вечер забытых поэтов"

Борис Слуцкий. "Вечер забытых поэтов"

Забытых поэтов забыли.
Забыли о том, как запели.
Забыли, как после забили
в какие-то темные щели
их слабую славу. Их строки.
Неловкие юные книги.

Но вот исполняются сроки.
Но вот начинаются сдвиги.
Но вот открываются срезы
какой-то не вышедшей в свет
поэзии.
Но интереса
особого, видимо, нет.

Митрейкин, полвека хранимый
в ругательстве гения, - выжил.
Несчастный, легчайше ранимый,
он словно встряхнулся и вышел
не то чтоб на авансцену
(он скромен и знал себе цену),
а просто на сцену и внятно,
негромко, но все же заметно,
спокойно, но все же сурово
сказал свое слово.

Как будто бы крутят обратно
какую-то дельную ленту!

Стоит Москвошеем одетый,
вскормленный нещедрым Литфондом
Митрейкин далекий, забытый,
забытый, далекий Митрейкин,
и просит:
- Прочтите меня!

Борис Слуцкий. "Годовая стрелка". Стихи. Москва, "Советский писатель", 1971.
С. 146



Приложение.
Владимир Маяковский

ВО ВЕСЬ ГОЛОС (Фрагмент)

Кто стихами льет из лейки,
кто кропит, набравши в рот —
кудреватые Митрейки, мудреватые Кудрейки —
кто их к черту разберет!
Sea-2014

Всеволод Рождественский. "Было когда-то... И все позабыто..."



Всеволод Рождественский. "Было когда-то... И все позабыто..."

Было когда-то... И все позабыто...
Боги скучали на нашей земле,
И выходила из волн Афродита
В чуть розоватой предутренней мгле.

Легкая билась волна о колена,
Белый кружился над ней голубок,
Тихо стекала жемчужная пена
С чресел богини на гладкий песок.

Юноша смуглый глядел изумленно,
Сбилось у ног его стадо овец.
Шла она легкой походкой со склона
К людям, в долину, срывая чебрец.

Травы сверкали в сверкающих росах,
Таял, синея, туман вдалеке...
И прикоснулся пастушечий посох
К узкому следу на влажном песке.


Всеволод Рождественский. "Золотая осень". Советский писатель, Ленинградское отделение, 1969
С. 88