Alex Vinokur (alex_vinokur) wrote,
Alex Vinokur
alex_vinokur

Categories:

Подготовка третьей книги стихотворений (Части 1-3)

Подготовка третьей  книги стихотворений (Части 1-3)


          Часть 1. Сместились времена


Сместились времена. Возможны стали встречи
Предтеч и воплощений. Замкнут круг.
Соразмеряя разнобой наречий,
Они начнут знакомство, как игру.

Взаимность ритмов празднует природа.
Былых инстинктов снова слышен зов.
...Прекрасен миф. Но точность перевода
Откроет лишь буквальный смысл слов.

Небрежен опыт первых впечатлений.
В конспекте дальних и ближайших лет
Пойдут на сноски, так, для развлечений,
Парады разминувшихся планет.

2007-2008



Расписана, но неизвестна,
А потому неинтересна
История времён и стран.
Развалины амфитеатра
Нас подождут, вернёмся завтра.
Пойдём на море-океан.

Под сенью фауны и флоры
Поймём по ходу разговора
Праздношатающихся яхт,
Что позабытый нами зритель
И есть тот самый победитель
На гладиаторских боях.

Но мы о том не скажем гиду.
Зачем? Ему и так обидно
Водить скучающих гостей.
Не лучше ли присесть на выступ
И задремать под свежий выпуск
Тысячелетних новостей.

2013



Исторические романы
Основательны, хороши.
Не обходится без обмана,
Но живительны для души.

Королева Антуанетта
И какой-то при ней король
Поверяют свои секреты.
Рядом войны, гуляет голь.

А в другом тридевятом царстве
Летом жарко, зимой мороз.
Но всегда и во всём коварство
Алой, Белой и всяких роз.

Интересно, конечно, шляться
По другим временам-местам.
Там такие дела вершатся...
Но зачем же всё это нам?

2012



Сжигали старые учебники.
И дети верили учителю,
Как в средства добрые лечебные,
Не помогавшие мучительно.

Другие опыты и знания,
К моменту нужному успевшие,
Начнут эпоху созидания,
И снова будут потерпевшие.

Зайдутся радостно-доверчиво,
Но перейдут к другой тематике,
Как этот мальчик гуттаперчевый,
Учивший жизнь по акробатике.

1965 - 2012




Маньчжурия, Фолкленды, Трансвааль
Из моды вышли. Слава, слава Б-гу.
Истории упущенной не жаль,
Она права, но судит слишком строго.

Покой и мир. Прекрасны имена.
Забыты напрочь старые рассказы.
И хорошо. Пусть дремлют времена.
Когда проснутся - вспомним всё и сразу.

2012



Не проповедуйте добро.
Оно лишь слабых изувечит,
Бессовестно очеловечит
И бросит в мир наоборот.

Там, где холопы и паны,
Не стоит выделки овчинка -
В неравноправном поединке
Быть виноватым без вины.

1970 - 2012




Может ли маленький муравей
Выйти против потока?
Против тех, кто  умней и мудрей.
Может. Но будет плохо.

Кто же захочет любить его? -
Всем и всегда помеха.
Что-то светит ему? - Ничего,
Кроме пинков и смеха.

Это вначале. Ну, a потом
Будет толпой растоптан.
Делай, что хочешь, только гуртом,
А по-учёному - оптом.

2014



Эй, на громадине, "Титанике".
Спокойно, граждане. Без паники.
Держитесь. Только не за поручни.
Они, как всё у нас, непрочные.

Как выжить - это дело личное.
Себя возьмите. Вещи - лишнее.
Смотрите - рядом с вами близкие,
Не пробуждайте чувства низкие.

Сейчас важны простые ясности -
Пройдут и эти неприятности.
Удачи. Где-нибудь да встретимся,
И, может быть, очеловечимся.

2011



Угрюмый дом старинной кладки
Бесследно уходил на дно.
И билась форточка в припадке
О запотевшее окно.

Менялся на ходу сценарий,
Кричал суфлёр из-за кулис:
"По паре, твари, все - по паре",
И слёзы мира пролились.

Казалось, вымерло в округе.
Но коротает чей-то век
За предстоящие заслуги
Живущий в доме человек.

2013




Помнишь СССР восьмидесятых?
Время X, подводится итог.
Зарево пожизненной расплаты
Выбивает почву из-под ног.

Шли, держась за прошлые победы,
Личные скорее, чем страны.
Путь самоспасения неведом -
Были от себя отстранены.

...Кто-то щёлкнул "бис". Опять и снова
Наши пляски на грядушем дне.
Где же ты, пророческое слово?
Не оставь с собой наедине.

2013



Чувствуешь, ржавеет колея?
Всё вокруг заброшено-забыто.
Исчезают радость бытия
И утехи маленького быта.

Мы ещё артачимся до спазм,
Но дела, по-видимому, плохи.
Наступает старческий маразм
Уходящей в прошлое эпохи.

2012



Опять какой-то непонятный век.
Не просто так. Наверное, за что-то.
И я брожу, как первый человек -
Интуитивно, но не без расчёта.

Готов принять на веру, на словцо
Авторитет любого абсолюта
В надежде сохранить своё лицо
На сквозняках мирского неуюта.

2013



Пахнет страхом. Гнилое время,
Истлевает и рвётся жизнь.
Над развалами словопрений
Поднимается новый джинн.

С высоты мирового блага
Обезличит добро и зло.
И когда завершится сага,
Станет ясно - нам повезло.

Всё могло быть гораздо хуже,
Не увиливай, воскресай.
Счастье - быть никому ненужным
И протиснуться между стай.

2014



Я представляю, как они смеются,
Когда, смахнув наивность наших чувств,
Стреляют по использованным блюдцам.
Ну, ничего. Я тоже научусь.

И в перерывах между тихим плачем
Беру урок чужого ремесла.
Меняю кожу. Счёт давно оплачен -
Вот дребезги, которым несть числа.

2013





Мир трещит по швам.
Создан был на вырост,
Но теперь фиг вам -
Хоть возьми и выбрось.

Только что взамен?
Шить другое платье? -
Фееричный тренд.
Кто за всё заплатит?

Если мы с тобой,
Пусть идёт, как было.
Торговать судьбой -
Это вам не хило.

2014




Чем хороша ахинея? -
К месту во все времена.
Думаешь, если умнее,
Кинешь её. Ни хрена.

Что ей твои аргументы?
Мелочь, словесная пыль.
Малодостойнa комментов
Неразрешённая быль.

Тут же сварганит другую
И на алтарь вознесёт.
Браво, банзай, аллилуйя.
Будь благодарен ей. Всё.

2014




В районе Эйфелевой башни
Беспечно дремлет день вчерашний.
В кафе за столиком сидит,
Читает, смотрит, говорит.

А подрастающая смена
Во всех местах одновременно.
Футбол гоняет на асфальте -
Финал. Ничья. Теперь пенальти.

Играют ярко, филигранно
На радость юным парижанам.
Здесь нет Мари, и нету Жана,
Но это из другого жанра.

2011



Хорошо над Москвою-рекой,
И над прочими реками тоже.
Только нужен душевный покой,
А не этот морозец по коже.

Не предательски мелкая дрожь,
И не лёгкая слабость в коленках,
Словно вместе с толпою идёшь,
Не куда-то, а стенкой на стенку.

Словно брошены общей судьбой,
И предвзят добровольный посредник.
Этот наш нерешительный бой,
Вероятно, один из последних.

2011




Интересуюсь, конечно, но мало
Личными качествами каннибалов,
Взглядами, вкусами, творческим ростом.
Знаю, что им в этой жизни непросто.

Трапезы - это и грязные руки,
И непонятного органа муки,
Выбор товарищей. Что-то ещё.
И до сих пор неоплаченный счёт.

2012




Эшелон наклонился над пропастью,
Как ребёнок над детской площадкою.
Пассажиры, шальные от робости,
В гимнастёрках. Но всё ещё штатские.

"Тыл - война". Запах дома не выветрен,
Только тоньше становится прошлое.
Отступают углы и периметры,
Вместо них - постоянство непрочное.

Выцветает, как форма парадная,
Первый опыт, далёкий от взрослости,
Вновь и вновь рассекаемый надвое
В фильме "Верность" Петра Тодоровского.

2008





На фотографиях львовских погромов
Лица соседей и просто знакомых.
Здесь не какой-нибудь уличный сброд,
Это на праздник пришедший народ.

Чувствуешь, как сладострастно возмездье -
Испепелять врассыпную и вместе,
Перерезать уцелевшую нить,
Только не сразу, а повременить.

Жизнь наполняется истинным смыслом,
Смыслом, который не слишком изыскан,
Но возвышает распластанных ниц
До предвкушающе-радостных лиц.

2012





До станицы Григорополисской
Путь от Бабьего Яра не близкий.
Но счастливый - теплушки, бомбёжки,
Папа, мама, и детства немножко.

На уроках и в жизни, у в школе,
Знать не зная, за что и доколе,
Забываешь о том, что неистов
Мир удобных и сказочных истин.

Но спасибо тебе и за это.
Не убиты, а только задеты.
А убиты - предъявишь к оплате
Уцелевшее детское платье.

Да, спасибо тебе и за это.
Поднимаю скрижали Завета,
Ставя памяти штамп и прописку
Там, в станице Григорополисской.

2012





Сохранились фрагменты,
Но немного, едва.
Иногда документы,
Или просто трава.

Женихи и невесты
Там, где дыма клубы.
И какие-то тексты
На обрывках судьбы.

2012



А Молотов и не подозревал,
Что в памяти останется коктейлем,
Который кто-то сделал и взорвал
Как завтрашнего будущего трейлер.

Когда вершил и судьбы, и дела,
"Рулил" страной и вёл переговоры,
Когда ваял великий идеал,
Он думал - позабудут, но нескоро.

Где ты, несостоявшийся кумир?
Потомкам ошалевшим безразлично.
Сменился век, исчез и целый мир.
Осталась только мелочь. Как обычно.

2014





Били окна в китайском посольстве.
Не сегодня. Полвека назад.
За Даманский расстрелянный остров
И за будущий мирный захват.

Застеклили. Собрали осколки.
Занавески сменили, и дверь.
Заживилось постольку поскольку.
Дружба? Вряд ли. Но тихо теперь.

..............................

Неужели в какие-то веки
После времени небытия,
После племени нечеловека
Всё вернётся на круги своя?

2014





Совпали интересы
И бывшие враги
Целуются для прессы,
Совместно служат мессы
И делят пироги.

Друзья. Какие споры
На мягком канапе?
Расстанутся не скоро -
Улыбки, разговоры,
Беседы и т.п.

Но это для разминки.
Закончится разброд,
Опомнятся инстинкты,
Раскрутится пластинка
Как раз наоборот.

2013






Заснёшь в Украине, проснёшься в России.
Тебе не сказали? Тебя не спросили?
А, собственно, кто ты такой?
Не нравится время? Не нравится место?
Сойди на ходу. Но да будет известно:
Теперь ты не житель - изгой.

Изгой отовсюду. И с нами, и с ними,
Забудь своё слово, забудь своё имя.
Так страшно. Но это не сон.
...Ты помнишь? - Танцует последняя пара,
Промозглая осень на пристани старой.
Закончился летний сезон.

2014






                Свободен путь под Фермопилами
                 На все четыре стороны.
                                      Георгий Иванов


Растёт редиска на Крещатике,
За делом ратным - мирный труд.
Ещё немного - и крольчатники
На баррикадах возведут.

А помню, бегали троллейбусы
И был прекрасен белый свет.
Я не разгадываю ребусы.
Кто прав? Таких, наверно, нет.

Но здесь, а не под Фермопилами,
Звенит натянутая нить.
И надо бы собраться с силами
Через неё переступить.

Пора идти. Меня окликнули.
...Я слышал как-то от друзей,
Что в пятом веке козы дикие
Пришли обедать в Колизей.

2014




Вышли в прихожую. Вспомнили Австрию
И императора Франца Иосифа.
Всё, что осталось от вечной династии, -
Имя для незаселённого острова.

Так для чего же страдаешь, терзаешься,
Думая о предстоящем забвении?
Что бы ни делал - в итоге сверстаешься
Строчкой, ну может быть, стихотворением.

2014




                     И в первый ряд начальство
                      Садится вместо третьего звонка
                                    Неизвестный автор, из стихотворения "Тюремный театр"


А Лермонтова тоже запретят?
Разжалуют? Читателя посадят?
Пока ещё не занят первый ряд,
Перелистаю книжки и тетради.

Запомню всё, до самых малых йот.
Не ем, не сплю. Готовлюсь к одиссее,
К тому, что (верю) не произойдёт,
А заодно - и к мега-юбилею.

2014




Событие произошло,
Но смысл остался непонятен.
Ещё одно из белых пятен.
Не чёрных? - Ну, и хорошо.

Герой объявится потом,
Он объяснит. И станет ясно,
Что то, что было - не напрасно.
Да, всё в порядке, всё путём.

2014





Нет ничего интереснее быта,
Скажем, периода палеолита.
В калейдоскопе - осколки, фрагменты
И современные эквиваленты.

Восстановить невозможно домыслить.
Канатоходец в очках с коромыслом
Движется к необозначенной цели,
Пересекая судьбы параллели.

Даже при тысячелетней рутине
Перерождения неотвратимы.
Тянутся новые метро-маршруты,
И подрастают предвестники смуты.

Перебродив по земле племенами,
Стали прапрадеды разными нами.
Только лелеет капризы природы
Тайный владелец секретного кода.

Вот и приехали. Время распалось,
Что-то пропало, а что-то осталось.
Так и осталось сокрыто и скрыто
За атавизмами палеолита.

2012




Запечатлённое в завете
Происходило наяву.
Макиавеллиевский ветер
Переворачивал главу.

Шёл эшелон времён несчастных,
И провоцировал протест
Бесхитростный и беспристрастный
Неадаптированный текст.

Но ограничилось простудой
На перемёрзших площадях.
Здесь победителей не судят,
И побеждённых не щадят.

Смеялись женщины, мужчины,
Шептались люди за спиной...
Официальная причина
Была, как водится, иной.

2012




На внешней стороне медали
Знакомый профиль начертали.
А на обратной мало места,
И там почти не видно текста.
За что сражались, воевали,
Так никогда и не узнали.

2012



Новейший Завет пишется,
Может быть, даже создан.
Лет-то прошло две тысячи,
Факты менять поздно.

Опыт переосмысленный
Не совпадает с верой.
И покровитель мысленно
Приоткрывает двери.

Что-то найдёт-придумает,
Сменит орла на решку,
Перемостит лакунами.
...Пишет. Ему не спешно.

2013


         Часть 2. В памятках прожитых лет


В памятках прожитых лет
Перебираю наклейки.
Там запорошеный след
Брошенной узкоколейки.

Изредка, если не льёт,
По-молодому подвижный,
В маревой дымке идёт
Поезд, отставший от жизни.

Тянет положенный груз,
Словно старательный пони.
Несколько стареньких муз
Это лелеют и помнят.

2012




"Паныч пришли" - молочница в прихожей
Встречала полусонного меня.
Я прятался за бабушкой. Похоже,
Начало бегового трудодня.

... А дальше путь подъёмов и падений.
Пусть иногда звучал победы клич,
Не пан, конечно. Инок без владений.
Но всё-таки - смешно сказать - паныч.

2009





Ходили по грибы.
Мальцы. Впервые в жизни.
И я внутри гурьбы,
На маленькой отчизне.

Старался и искал,
Собрал своё лукошко.
Там было, сосчитал,
Не много, но немножко.

Заслуженный трофей
Я нёс домой для супа.
Но быть среди людей
И радоваться - глупо.

Наш старший, командир,
Забрал у нас добычу.
И, сетуя на мир,
Сказал - "Такой обычай".

Прошло немало лет,
Я опыт извлекаю.
С тех пор - сомнений нет -
Грибы не собираю.

2011




Шли, веселились и пели,
Обозревали красу.
Засветло и не успели,
Заночевали в лесу.

Словно в ином мирозданьи.
Холодно. Темень окрест.
Чьё-то сопенье, блужданье.
Шорох, шуршание, треск.

- Что это? Кто-нибудь знает?
Старшему под пятьдесят.
Буркнул, уже засыпая:
- Листья сухие хрустят.

Вместо подушки газета.
Сердце всё в пятках. Точь-в-точь.
Длилась, как вечность аскета,
Эта бессонная ночь.

Страха набрался немало.
Помнится мне и теперь,
Что-то скрипело, стонало.
Листья. А может быть, зверь.

2011




Ничейный двор, где мы бесились,
Футбол гоняли в летний зной.
А во дворе - разбитый "Виллис",
Полузасыпанный землёй.

Неопалимая крапива
Цвела на нём из года в год,
Перебегая торопливо
И на соседский огород.

По вечерам костры палили,
Огонь держали под золой.
Пекли картошку. Говорили.
И рядом пёс. Совсем не злой.

Потом "фашиста" раскопали,
Сгребли, свезли в металлолом.
Мы игры новые играли,
Теряясь в теле молодом.

А двор шагреневый сжимался...
Томимый жаждою чудес,
Я, повзрослевший, возвращался,
Искал его. Но он исчез.

2011




Помню первую марку свою -
Гаршин на фоне зелёном.
Взял её, можно сказать, в бою -
Выпросил у почтальона.

Страшно боялся формы его,
Китель с ремнищем в придачу.
А мне хотелось всего-всего,
И я попытал удачу.

Он, нарушая почты устав,
Срезал с чужого конверта.
Пусть оказался не слишком прав,
Но человечен - наверно.

Шлёпнул зачем-то. Я убежал,
Ждали воздушные змеи...
Где эта марка? Всё-таки жаль
Первого в жизни трофея.

2012




Детство, которое с нами...
Грелись домашним огнём.
Печку кормили дровами
И дефицитным углём.

Позже, со временем - газом.
Холодно, ветер задул.
Встанешь, затопишь и сразу
Пламени радостный гул.

Но насладишься не скоро.
Несколько долгих часов
Мёрзнешь без лишнего спора -
Не с кем. Известно с азов.

Пишешь, читаешь, умнеешь,
Ждёшь. Приближается миг.
Ты прислоняешься, млеешь,
Вот и растоплен ледник.

...И в неисхоженном крае
(Только себе не перечь)
Греет и отогревает
Старая с кафелем печь.

2012





За частоколом высоченным
Гудок, шлагбаума звонки.
И "Газик" (точно френч военный)
Со скорым наперегонки.

Проскочит? Мы сейчас узнаем,
Всевышний, небо отвори.
Молниеносно заключаем
Неосторожное пари.

И, возбуждённо балагуря,
Бросаем камни за забор.
Мне этой отроческой дури
Жаль бесконечно, до сих пор.

2012





Страна, откуда все мы родом,
Которой нет, но вечно с нами.
Там стадион за огородом
И космодром за бурьянами.

...Была и очередь за хлебом.
Кто помнит старые обиды?..
Пустая банка рвётся в небо
Под звуки-запахи карбида.

Неоперившиеся шкеты,
Мы делим радость по-соседски.
Нам хорошо на белом свете,
И счастье, если без последствий.

2012






Дождь за окном. Мне четырнадцать лет.
Школа. Вечерняя смена.
Тусклый, тоскливый, мигающий свет
С молнией попеременно.

Здание австро-венгерских времён,
До потолка, как до неба.
Холодно. Я безнадежно влюблён.
Очередь. Это за хлебом.

День бесконечен, и дни без конца,
И никакого просвета.
Хочется скрыть выраженье лица.
...Многое было. И это.

2011




Я потом прочитал у Хименеса -
Он к Испании днём подъезжал...
Много в жизни уйдёт и изменится.
Этот миг - не забыл, задержал.

Я домой возвращаюсь. Каникулы.
Лето. Солнце с дождём пополам.
Чай попили - и к окнам приникнули,
Поезд мчит по знакомым местам.

Одиночные низкие здания.
Перелески, и снова поля.
Мир красив, как узоры вязания,
Словно тот, кто вязал, это я.

Вслед за быстро мельнувшими сёлами
Поселений густые ряды.
Непременные церкви с костёлами,
Палисадники, где-то сады.

А потом - нет, не город, а пригород.
Здесь брусчатка, здесь праздник камней.
Всё знакомо. И сердце так прыгает,
Так банально, сильней и сильней.

Вот и Львов. Поезд едет по городу,
И трамвай, наш двоюродный брат,
Нам сигналит, приветствует с гордостью.
Ну, а я принимаю парад.

Предвкушаю. На глаженой скатерти,
Наконец, поглощаю меню.
...Я стою перед дверью незапертой.
Вот сейчас постучу, позвоню.

2009





Двор. Скамейка у забора,
Помню две, теперь одна.
И обрывки разговора
Из открытого окна.

Идилличны, без надлома
То слова, то словеса.
Неизвестны, незнакомы,
Непривычны голоса.

Чья вина и чья заслуга?
У эпохи на краю
В центре замкнутого круга
Заколдованный стою.

2013





Отметился в городе детской мечты,
С которым сегодня болтаешь "на ты".
Теперь у тебя замечательный друг.
Случается это не сразу, не вдруг.

Придумай себе сумасбродную цель,
Потом закрути баловства карусель.
Примерь на себя ожерелье из грёз,
Присесть не успеешь - а это всерьёз.

Нельзя оступиться, грешно отступить,
Осталось собраться и всё изменить.
Плоды достижений вкушай не спеша,
Зачем тебе сказка? И быль хороша.

2011




Брожу по городу продрогшему,
Ломая выбранный маршрут.
Воспоминания подросшие
Теперь уже не подведут.

Когда-то, в молодости-юности,
Послушный правилам игры,
Я обходил и эти улицы,
И близлежащие дворы.

Потом, случалось, и обласканный,
Другими тропами ходил.
Искал обещанное сказками,
Себя терял, и находил.

Науку самоотречения
Постиг в начале всех начал.
Плыл, как обычно, по течению,
Мечтая выйти на причал.

И вот, вернувшийся из прошлого,
Как кем-то брошенный пятак,
Кружу, блуждаю, гость непрошенный,
Без ясной цели. Просто так.

2011






Зачем-то помню всё - и этот дом,
И запах свежекрашенной скамейки,
И садик Полицейский за углом,
На улице тогда Красноармейской.

Толпа деревьев - где вразброд, где в ряд,
Блестит асфальт, а может быть, брусчастка.
Вот я иду, не отрывая взгляд.
...В минувших днях и горестно, и сладко.

Страна другая, век другой, а я,
Уже не в силах вытерпеть разлуку,
Спешу поверх законов бытия
И сам себе протягиваю руку.

2014





Начальник штаба майор Поздняков
Немногословен, немолод.
Стоит перед строем призывников
И прочих головоломок.

Решает - спокойно и не спеша
Как будто в запасе вечность,
Личное, лишнее не вороша...
Всё это так быстротечно.

Как там сегодня в походе былом?
Я вспоминаю, не спится.
Пишет за остроконечным столом
Воинских дел летописец.

Крутится, вертится старенький мир.
И, задержав обороты,
Смотрит из прошлого мой командир,
Помолодевший на фото.

2013





Читаю биографию души.
А человек и не подозревает,
Он факты скрупулёзно излагает
И отрезвляет чувства. Не спеши.

Оставь дела. Возьми круиз ночной
По нашей жизни тёмным переулкам,
Где слышен каждый шаг и эхо гулко,
И вспомни всё, что не произошло.

Маршрутов засекреченных не счесть.
Мечты о том, что не осуществилось, -
Воистину дарованная милость.
Быть может, так узнаешь, кто ты есть.

2014






Надо в себе разобраться.
Может быть, даже понять,
Как и на что опираться,
Возраст на ум разменять.

Ребус несложный, нетрудный.
Но отвлекал, как на грех,
Глупый, порой безрассудный,
И жизнерадостный смех.

2011




Зачем-то вытолкнут из ряда,
Заставят петь и танцевать.
Кому-то, видно, это надо,
Но не тебе об этом знать.

Пляши. И думай, что красиво.
Твои страдания - творят...
Под вечер скажут: "Всё. Спасибо".
Короче, поблагодарят.

Теперь ты чувствуешь иначе.
Уходит воздух между строк,
И оскорбителен до плача
Буквально понятый намёк.

2009





За поведение хорошее
Награда в жизни полагается.
Доволен новыми галошами,
И телевизор не ломается.

Совсем не кающийся праведник,
Живёшь в покое и согласии
С собой, с деревьями и травами,
С людьми, с соседом дядей Васею.

Всего-то дел - в страстях не модничать,
Не возжелать, и пыл умеривать.
А надоест - сними намордничек,
И всё устроится. Проверено.

2009






Робинзон Карузо? Или Крузо?
А, Карузо - это тот, кто пел.
Память распечатывает грузы,
Я распорядиться не успел.

И лежат на рампе вперемешку
В летоисчислении другом
Все трофеи, брошенные в спешке
Другом, оказавшимся врагом.

Оробевший от словесных оргий,
Как от каждодневных новостей,
Наблюдаю, и не без восторга,
Встречи разминувшихся страстей.

2014






На горных лыжах не катаюсь
И в океане не купаюсь,
А просто время провожу.
Есть много дел на белом свете,
Мой друг Горацио, но эти
На скучный день попридержу.

А что взамен? Былые страсти,
Порой всерьёз, порой мордасти,
Почти по доброй воле плен.
Но всё же дней минувших сладость
И необманчивая радость
Одних и тех же перемен.

2011




Примеряю чужие наряды,
Словно жизнь - это бал-маскарад.
Сам не рад, и другие не рады,
Но хотелось любви и наград.

Привыкал, приспосабливал тело,
И разглаживал мышцы лица.
Напускное - ушло, отлетело,
Как стеснительность после венца.

И уже незнакомых наречий
Стал привычен и радостен звук.
Как ты милостив, род человечий.
Был я нищ, и раздет, и разут,

А теперь, неофит осторожный,
Греюсь в сонме возвышенных лиц.
Хорошо мне, совсем не тревожно,
Потому-то и падаю ниц.

2010






Состариться - не значит поумнеть.
Вчерашний опыт чаще бесполезен,
Предпочитаешь знать, а не уметь,
Но забывать, что путь назад отрезан.

Всё так же тянет, пусть не по летам,
Растратить пыл на всякие обшивки,
Предаться всевозможным суетам
И получить награду за ошибки.

2010





Бывает блаженство такое.
Нисходит нечаянный день,
Душа и природа в покое,
Желанны и солнце, и тень.

Спокойная, тихая нега,
Всё вовремя, всё на местах.
Высокое синее небо,
И, помню, травинка в зубах.

2012






       Часть 3. Случайно сказанное слово



Мысль изречённая есть ложь.
А промолчишь - и не узнают
О том, что весь изнемогая,
Ты существуешь и живёшь.

На всё - веление Творца.
Когда вздремнёт, попробуй снова:
Случайно сказанное слово
Раскроет душу до конца.

2013



Поэзия одна,
А претендентов много.
Надменна, холодна
Царевна-недотрога.

Стоишь в толпе густой,
Надеяться не смея.
Рецепт судьбы простой -
Быть лучше и другее.

Пиши не торопясь,
Пока она не знает.
Таинственная связь
Не сразу возникает.

Живи, озорничай,
Фланируй между строчек,
И жди, что невзначай
Обронит свой платочек.

2012




            Да пребудут в целости,
             Хмуры и усталы,
             Делатели ценности,
             Профессионалы.
                       Александр Межиров



Они витают в грёзах...
Кто счастлив и влюблён,
Откладывает прозу
До будущих времён.

Всегда за всё в ответе,
Науке вопреки
Наивны, словно дети,
Мудры, как старики.

Блаженствуют, страдая.
Пусть пользы ни на грош,
Для нас изобретают
Неправду, но не ложь.

И прихотям служенье,
И жизнь среди искусств -
Не времяпровожденье,
А производство чувств.

Да будут знамениты
Всевышнего гонцы -
Поэты и пииты,
И прочие творцы.

2011







Разве это одиночество -
Вскачь на розовом коне?
И друзья есть - имя, отчество,
Отражение в окне.

Есть высокие мгновения.
Вот возьми и опиши
Переходы, превращения,
Состояния души.

Как, таинственными узами
С миром воссоединён,
Существуешь, пусть неузнанный,
Вне пространств и вне времён.

Знаешь сам, о чём умалчивать.
Отпусти себе грехи -
Выразимое обманчиво,
А особенно стихи.

2009




Страдать и мучаться словами,
Искать вопрос, а не ответ.
Найти. Украсить кружевами,
И осчастливить белый свет.

И стать в сторонке, словно лишний, -
Инстинкт, скорее чем расчёт.
И, избегая встречи личной,
Мечтать, что кто-нибудь прочтёт...

Мир на угольях. Небо красно.
Осанна медному грошу.
А ты - о вечном, о прекрасном.
Не страшно? - Страшно. Но пишу.

2011



Поэтом быть - морока верная...
О повседневном и возвышенном
Сказал словами сокровенными
И оказался неуслышанным.

Страдая от такой случайности,
Задал себе вопросы вечные,
Дошёл почти до самой крайности.
И зря. Остался неотвеченным.

2013




Зашёл случайно. Шумно, людно.
Сесть негде. Даже думать трудно.
Но постою, облокочусь.
Как интересно в этом храме -
Здесь пробавляются словами,
Освобождая их от чувств.

И реставратор-невидимка
С гурьбой возвышенной в обнимку
Снимает таинства покров,
Как слой времён закаменевших,
К началу пира не успевших
В дыму языческих костров.

А я, как прежде, неприкаян,
Живу собой - отдельным краем
И никого вокруг-окрест.
Порой хочу на этот праздник,
Но в силу обстоятельств разных
Далёк от тех и этих мест.

Поклонник верный иерархий
И поэтических монархий,
Будь счастлив. Душу застегни.
...Склоняюсь над настольной лампой.
Спасибо, век нетолерантный,
За безнадзорные стихи.

2012




Переписанный начисто
Жизни чьей-то дневник.
Невысокого качества
Бытовой боевик.

Без погони и выстрелов
Изнурительный бой.
Не сломаться, а выстоять
В поединке с судьбой.

Стать звездою падучею
Не пришлось. Повезло.
Но от случая к случаю
Воспарялось зело.

Так, в побеге из бренности
Сотворялся отчёт.
Словно что-то изменится,
Если кто-то прочтёт.

2009




    Теперь пишите! Но сперва
                Родитесь все-таки поэтом.
                          Раймон Кено


Штудируй ямбы и хореи,
Привей себе хороший вкус.
Потом, от наглости бледнея,
Возьми у мэтра мастер-курс.

И в путь. Пиши про то, про это,
Рифмуя страсти и грехи.
Но биографию поэта
Продумай раньше, чем стихи.

2011





Веди себя по-ангельски,
Но долго не тяни.
Вот Иннокентий Анненский,
Оставшийся в тени.

Хорош по всем параметрам,
На прочих не похож.
Да мало темперамента,
Огня не разожжёшь.

Ни шепотка, ни грохота,
Не благодать, но тишь.
За интересом крохотным
Едва и разглядишь.

Но может быть, но может быть,
Когда осядет пыль,
Окажутся похожими
И выдумка, и быль.

Начнётся время новое
Для тех, кто не успел,
И он на всё готовое
Вернётся. Жив и цел.

2014




Слова, встречаясь первый раз,
Скромны, стеснительны, неловки.
Потом блеснёт одна из фраз
Отточенной формулировкой.

Восторг удачи не тая,
Снимаю ложную дилемму.
Мысль изречённая - моя,
А не Камю или Моэма.

Но в некоммерческих краях
Не конкуренты мы нисколько.
Ведь существуем на паях,
И, значит, прав Эмиль Сокольский.

2011






Малоизвестный поэт
Канувшей в Лету эпохи.
По истечении лет
Выглядит, впрочем, неплохо.

Вечером поздним не спит,
Что-то негромко читает.
Женщина рядом сидит,
Слушает, чай наливает.

Непритязательный быт,
И далёко до харизмы.
Но привлекают судьбы
Разные анахронизмы.

Годы текли-утекли,
Всё остальное в ажуре.
Вечную жизнь мотыльки
Празднуют под абажуром.

2011



Поэты местного масштаба -
Места в партере не для них.
Неизбалованные славой,
Дисциплинировали стих.

Существовали без поблажек
И чтили творческий завет.
Цвет заводских многотиражек
И институтских стенгазет.

Вознаграждалась терпеливость.
Случался, правда, не у всех,
Столь непривычный, торопливый,
Скупой читательский успех.

И кто-то видел их счастливых
На дне рождения страны
В несохранившихся архивах
Совсем недавней старины.

2011




Вечер Евтушенко в МГУ.
Прошлый век. Конец шестидесятых.
Встречу века помню. Не могу
Быть к ней равнодушнно-непредвзятым.

Маргинал и интеллектуал
Шли на штурм, единой строчки ради.
И держали тот девятый вал
Цепи заградительных отрядов.

Кто-то (это было не в кино),
Чтобы слышать больше, чем поэта,
Влез через закрытое окно
С высоты каких-то тридцать метров.

Кто-то, говорят, подкоп прорыл.
Зал забит. Он вышел на подмостки...
Он слегка себя боготворил,
Просто и вальяжно - по-московски.

Было всё - поэзия, стихи,
Споры, разговоры не по делу.
Оказались праведны грехи,
Потому что... Tак любовь велела.

Шёл, конечно, диамонолог,
Ритмами и жестами спрессован.
Воздух был, отметим между строк,
Дружелюбно наэлектризован.

Ощущалась собственная связь
С тем, что и доселе не забыто.
Только там, и только находясь
В самом центре будущих событий.

2012





Жалкое зрелище. Вечер поэта.
Холодно. Запахи из туалета.
Здание местного цирка.
Утром здесь прыгали тигры со львами,
Ну, а теперь промышляют словами,
Искренностью под копирку.

Как дрессируют людей? На арене
Хлыщет обрывками стихотворений
Примолодившийся автор.
Но посетитель, случайно забредший,
Дремлет под энигматичные речи
Умственного брудершафта.

Тянутся неутеплённые души
Поговорить и друг друга послушать,
Непонимание больно.
Вот и идёшь на ту самую встречу
На подвернувшийся сказочный вечер,
Веришь. Но это невольно.

2014





Предавшись меньшей из причуд,
Я книгу жизни открываю.
Стихи задевшие - прочту,
Поэзию - перечитаю.

Но не запомню. А зачем?
Напрасны опыты былого.
Ведь человек неизречен.
Я есть. Но нет такого слова.

2012





Жизнь незаметную, неброскую
Веду себе, забот не зная.
Не перечитываю Бродского,
Точнее, просто не читаю.

Но вот, письмо попалось. Частное.
Решил взглянуть - фрагмент эпохи,
Возможность, скажем так, не частая.
И что ж, действительно неплохо.

2011






Ранимей тонкого стекла
Стихи Георгия Иванова.
Слеза случайная стекла -
Их перечитываю наново.

Но вот, святая простота,
Замотанный делами столькими,
Открыл, дотронулся не так -
И всё усыпано осколками.

2012





И снова Бунина открою,
Найду зачитанный рассказ,
В котором грешные герои
Тайком сбегают на Кавказ.

Они всё там же, тот же вечер.
И я взволнован вслед за ним
Почти срывающейся встречей
И притяженьем неземным.

Нет никого, есть только люди.
Но вот сквозь страх и пустоту
Идёт она. И будь, что будет,
Пока Всевышний на посту.

Свисток последний, но не поздний,
Нет сил забыться и обнять.
Сто лет уходит этот поезд
И возвращается опять.

2013





Прагматик. По музеям не ходок.
Но старый дом, где Бунин встретил Лику,
Манит как неизведанный чертог
Любви неотвратимой и великой.

Здесь понимаешь: мир порой хорош
И жизнь сильнее обстоятельств веских,
Когда невольно ощущаешь дрожь
Задёрнутой от счастья занавески.

Кто это сотворил и изобрёл?
Вопрос неразрешимей год от года.
Вот и осталось - взять билет в Орёл,
И незаметно постоять у входа.

2013





Кто помнит Вячеслава Сомова?
От слова точного, весомого
И до сих пор во мне звучащего
Я счастлив в мире настоящего.

Погашен свет, дела окончены,
Все двери, окна заколочены.
А голос слышится, доносится
И в душу мёрзнущую просится.

2013




Феномен архитектурный -
Дому триста с лишним лет.
Но историей сумбурной
Не оборван жизни след.

Обрамлённый так узорно,
Безмятежен этот мир.
В отрешеньи, иллюзорном,
Здесь работал ювелир.

Он продумывал. Местами
Получалось на века...
Подоконники с цветами,
Тень, калитка без замка.

А когда никто не слышит
И темнеет окон ряд,
Словно кот, ползёт на крышу
Дикий-дикий виноград.

2009







Герои старых фильмов молодеют...
Спеша на дополнительный сеанс,
Я знал - меня научит и согреет
Душевного движения нюанс.

Они, как настоящие герои,
Владели ситуацией. И я,
Осмелившись, разгадывал порою
Обыденные тайны бытия.

Сегодня, поотставшие от жизни,
В своей приостановленной судьбе
Они, как дети малые, наивны.
Честны. И неуверены в себе.

2010





Какой-то там районный фестиваль,
Бесхитростный, без умственного грима.
Потраченного времени не жаль,
Оно для нас и так необратимо.

Наверное, возможен ренессанс
Когда, одной надежды совладельцы,
В который раз испытывают шанс
Зеваки и народные умельцы.

На выставке - работы разных лет.
Здесь полумрак. И зрителей негусто.
Но есть душа, и в ней оставит след
Шедевр провинциального искусства.

2011




На выставке картин художников забытых
Купи любой шедевр за несколько монет.
Прекрасные цветы неведомого быта
Повесь как талисман в рабочий кабинет.

Скитаясь за столом, круги считать устанешь.
Картину дорисуй, реальность сочини.
Коснись других миров. Расслабишься, оттаешь,
И снова напрогон, навылет ночи, дни.

Пусть, глядя на фасад заброшенного дома,
Подумает иной, забредший между дел,
Что дальше жизни нет. Ему ведь незнакомо
Предчувствие себя, берущего предел.

2010






Язык родной. Но речи непонятны.
Семантика, а в просторечьи смысл
Настолько страшен, дик, невероятен,
Что захлебнулся разум. Пароксизм.

А что слова? Они не виноваты.
Всё те же и другие каждый раз
Бредут, как подневольные солдаты,
И исполняют отданный приказ.

2014






Не на все вопросы есть ответы.
Если спросят - просто промолчу,
Сам себе присвою право вето.
Ноша эта мне не по плечу.

Даже и смятенного, под дулом,
Даже alter ego - не проси,
Потому что то, что я подумал,
Невозможно вслух произнести.

Разнобой душевного верлибра
Спишет всё. Но я тому не рад.
Знаю точно: слово - это выбор,
Произнёс - и нет пути назад.

2014






Когда лирический герой
Махнёт приветливо рукой
И, отправляясь на покой,
Отменит встречи,
Как замечательный наряд
Себе кумира сотворят,
Перебирая всё подряд -
Дела и речи.

Но затерялся опыт лет.
Не зная, был он или нет,
Готовишь собственный ответ
И ждёшь вопросов.
О главном лучше умолчать,
А если нечего сказать,
Поставь краплёную печать
А-ля философ.

2008







Tags: kniga3, kniga3i, Подготовка третьей книги стихотворений
Subscribe

  • *** (Рельефней камера-обскуры...)

    Рельефней камера-обскуры... Среди песков и чабреца Ещё дымящийся окурок В губах убитого бойца. Растаял, в небе затерялся Недавно бывшей жизни след.…

  • *** (Вот пара танцует. Она)

    Вот пара танцует. Она (Она - это женщина в белом) Бела, словно вымыта мелом, И сам он бледней полотна. Кончается летний сезон, Танцует последняя…

  • *** (Газданов не читается помногу)

    Газданов не читается помногу. Он сдержан. Нечем нас воспламенить. Спокойство чувств, неторопливость слога, И не напряжена событий нить. Но, избегая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments